Видеовзрыв в интернете

989

Эхо Москвы, 25 апреля 2016

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Арсен Исрапилов, директор по маркетингу и развитию бизнеса «Одноклассников»; Михаил Гуревич, директор компании «101 СтартАп»; Аскар Туганбаев, интернет-продюсер.

Эфир ведут – Александр Плющев, Сергей Оселедько.

А. Плющев― Московское время 22 часа, 10 минут, добрый вечер, вас приветствует Александр Плющев. Кстати, не совсем уверен я насчет Сетевизора – напишите нам об этом, видно ли нас в Сетевизоре. Потому что мы работаем, по техническим причинам, в другой студии, из непривычного места сегодня выходит программа «Точка», но с привычным составом ведущих, поскольку управляющий партнер компании Notamedia Сергей Оселедько тоже здесь. Добрый вечер.

С. Оселедько― Добрый вечер.

А. Плющев― И отличный набор у нас сегодня гостей. Обсуждать мы сегодня решили видео, настоящее и будущее. Ну, для того чтобы как-то зацепить всех, мы назвали это «Видеовзрыв в интернете». И здесь у нас Арсен Исрапилов, директор по маркетингу и развитию проекта «Одноклассники» — добрый вечер.

А. Исрапилов― Добрый вечер.

А. Плющев― Также приветствую, думаю, известных вам, поскольку неоднократно бывал и тот, и другой в «Точке»: Михаил Гуревич директор компании «101 СтартАп».

М. Гуревич― Добрый вечер.

А. Плющев― И Аскар Туганбаев, интернет-продюсер.

А. Туганбаев― Всем привет.

А. Плющев― Вот впятером мы будем про этот видеовзрыв рассказывать. У «Одноклассников», я тут побывал просто на отчетно-выборной конференции Mail.Ru, ну, такое у них, каждый проект отчитывался о состоянии мобильной отрасли. Дело как раз не в видео было совсем. И они в том числе докладывали, вот «Одноклассники» в том числе докладывали о том, как у них взрывно продвигаются разного рода технологии, в том числе и видео. Это, надо сказать, каждый сервис сейчас вот в течение последнего года-двух говорит, как у них там поперло видео. Прежде всего, наверное, благодаря тому, что высокоскоростное соединение стало доступно везде: и на мобильных устройствах, и на десктопных, и везде. Давайте с этого и начнем. Расскажите о цифрах, пожалуйста, Арсен, что там у вас с видео.

А. Исрапилов― С видео у нас все хорошо. Если говорить о цифрах, то за последние два года видеосмотрение, если говорить в количестве просмотров, выросло в «Одноклассниках» в разы. Я даже не буду сейчас говорить, то есть, это больше 3-4 раз. Сейчас мы говорим о том, что, в среднем, в сутки порядка 300 миллионов просмотров видео. Соответственно, растет и смотрение, и это вопрос, как вы правильно сказали, и развития сетей передачи данных, это и эволюционные витки, которые связаны с тем, что мероприятие, на котором вы были, оно было посвящено мобильным, и то, что мобильная интернет-связь, она как бы улучшается. И, соответственно, мы при этом не стоим на месте и с точки зрения технологий развиваем всю эту историю. То есть, сейчас мы говорим о том, что – и данные Комскора это подтверждают – что мы в России номер два. Больше нас по видеосмотрению только Ютьюб, при том, что мы социальная сеть…

А. Туганбаев― А Рутьюб?

М. Гуревич― Рутьюб меньше. А ВКонтакте меньше тоже, да?

А. Туганбаев― Почем у? Рутьюб 500 миллионов показывал в июле.

М. Гуревич― Ну, отчитывался, я думаю. Я думаю, скорее отчитывался. А во ВКонтакте… то есть, больше, чем ВКонтакте.

А. Исрапилов― Если говорить по данным Комскора, то только веб-часть за февраль-месяц, я сегодня смотрел эти данные – 3,5 миллиарда просмотров видео. Это только веб-часть. При том, что надо понимать, что 60% нашей месячной аудитории приходит с мобильных. То есть, по данным Комскора, мы в два раза больше ВКонтакте.

М. Гуревич― Вот это цифра!

А. Плющев― Есть еще и Рутьюб, в котором когда-то работал Аскар Туганбаев.

А. Туганбаев― Да, но у нас это уже давно…

М. Гуревич― У них.

А. Туганбаев― Про Одноклассников можно понять, почему это происходит. Нет, это не только потому, что там хороший коллектив, и хорошая команда, и хороший сервис, а там еще очень подходящая аудитория. Потому что я так понимаю, что у вас довольно много женщин 50+, и это очень сильно совпадает с теми, кто смотрит телевизор.

А. Плющев― А, знаешь, что меня больше всего обрадовало на этой статистике Одноклассников? Они, значит, рассказывали, что у них аудитория не такая старая, как было принято считать, ну, как вообще люди почему-то себе нафантазировали. Они говорят: вот у нас много 35+, ну, и так далее. И аудитория вся заканчивается на 65.

М. Гуревич― А взрослее нету?

А. Плющев― Все, нет.

М. Гуревич― Старение аудитории остановилось.

А. Плющев― И поэтому процент вот этих 35…

М. Гуревич― Растет.

А. Плющев― … больше.

А. Туганбаев― Очень известное число, что Россия первое место в мире держит по телевизионным просмотрам. Средний россиянин смотрит четыре часа в день телевизор, 224-230 минут. Так как, например, мы с вами не смотрим телевизор, то за нас смотрят вот те, кто сидят в Одноклассниках.

А. Плющев― А, то есть, это число, оно все время постоянно. Если кто-то бросает смотреть телевизор, то кто-то начинает обязательно, да?

А. Исрапилов― Короче, как закон сохранения энергии.

А. Туганбаев― Ну да, то есть, смотрят его пожилые люди в основном. В Москве, например, 25% населения не смотрит телевизор никогда. В России 10% населения не смотрит телевизор никогда. Они уходят вот в Одноклассники.

М. Гуревич― Я помню, еще были цифры о том, что Россия первое место занимает в мире по времени нахождения в социальных сетях. За счет чего? За счет просмотра разного рода роликов и фильмов, да? То есть, у нас ВКонтакте рос в основном за счет размещения фильмов, и как бы аудитория заходила и находилась там такое длительное время, что мы просто лидеры, впереди планеты всей, но, опять же, не за счет общения, шэров, чатов, еще чего-то, а вот именно за счет такого…

А. Туганбаев― За счет первого места по пиратству.

А. Исрапилов― Вынужден с вами не согласиться. Если говорить про аудиторию, то ядро нашей аудитории на текущий момент на всех платформах – это 25-35, что очень близко к тому, что…

А. Плющев― Это считая 65+ или нет?

А. Исрапилов― Я всех считаю, даже 99+.

М. Гуревич― Ядро – это, в смысле, активная аудитория?

А. Исрапилов― Это самая большая, самая активная часть аудитории – это люди в возрасте 25-35. При том, что действительно женский пол преобладает. То есть, мы говорим о том, что порядка 60% — это женский пол. Если смотреть сейчас на то, что мобильные в нашей структуре – это свыше 60% в месяц, то аудитория в мобильных, она у нас моложе. Ну, то есть, мы говорим о том, что там ядро ограничивается 29-30 годами.

А. Плющев― Оно, наверное, везде моложе.

А. Туганбаев― А там они видео смотрят, на этих мобильных?

А. Исрапилов― А вот теперь возвращаясь к вопросу о том, что… вот вы сказали, Михаил, о том, что мы первое место, потому что смотрим видео. Вопрос того, за какой год смотреть этот отчет. То есть, если посмотреть на нашу собственную динамику, то мы существенный скачок сделали за последний год-два.

М. Гуревич― То есть, сейчас, наверное, россияне еще больше…

А. Туганбаев― Они на нулевом месте просто.

А. Плющев― Не первом, а нулевом.

А. Исрапилов― Сложно об этом судить, потому что есть вопрос того, что как бы мы, с точки зрения… и наши коллеги, с точки зрения ВКонтакте, это бизнес-технологии продуктов. Нам удалось этих цифр добиться не потому, что у нас аудитория такая, а потому, что подошло, с точки зрения развития мобильных сетей, развития мобильных устройств, подошло то, что у каждого человека теперь есть камера, есть огромное количество видеорегистраторов, но есть еще и технологические вопросы.

М. Гуревич― Я тут ехал сейчас как раз на студию, и везде идет реклама разных сотовых операторов: одни предлагают 30 ГБ мобильного трафика, вторые предлагают полгода просто бесплатный мобильный трафик. Соответственно, у вас есть телефон, который уже поддерживает 4G, ну, практически стандартом. У вас есть везде Wi-Fi, в метро Wi-Fi. В регионах 4G лучше, чем в Москве, зачастую.

А. Плющев― Да.

М. Гуревич― Соответственно, ну, сам бог велел включить видео и по дороге на работу уже не читать, а что-нибудь посмотреть.

А. Туганбаев― Я хочу сказать, что еще важная история произошла именно на телевидении. Я как вот телевизионный специалист хочу сказать, что когда я приходил первый раз работать на телек, там все бегали с бетакамами, с кассетами огромными, и речи о диджитале никаком не шло. Потом потихоньку, потихоньку, потихоньку начали переходить на цифру, потом эту цифру начали каталогизировать. И потом, наконец, телеканалы научились и, во-первых, сами выкладывать это видео в онлайн, а во-вторых, они научились через партнерские системы раздавать их таким крупным соцсетям, как ВКонтакте, Одноклассники и так далее. Но это вещь не вечная. Поэтому, когда телеканалы поймут, что они могут делать это самостоятельно, то возможны большие споры по поводу контента именно телевизионного, потому что он там доминирует.

С. Оселедько― Это вот у меня как раз был вопрос: а что они смотрят-то в Одноклассниках? За счет чего у вас такой многократный, трехкратный, получается, отрыв от ВКонтакте?

М. Гуревич― Более трехкратного.

С. Оселедько― Что у вас там такого посажено внутри, что залипают-то так сильно? Может, нам тоже туда пора?

А. Плющев― Я там уже. Видишь, я в оранжевом.

А. Исрапилов― Это еще один аспект, и прокомментирую слова Михаила: на самом деле они в основном смотрят то, что привычно называют UGC – это пользовательское видео, это в основном короткое видео. Здесь есть несколько интересных аспектов. То есть, мы все же таки не видеоплатформа в плане того, что у нас есть лицензионный контент, в том числе и сериальный, и телевизионный, и во всех его проявлениях, но его смотрят значительно меньше, чем смотрят хахашки, мимимишки, всякие веселые истории, коротенькие видео, котиков и так далее. Здесь тоже есть ответвления. Мы вот на той же самой отчетной конференции рассказывали о том, что мы запустили autoplay гифов, то есть автопроигрывание гифов.

М. Гуревич― Они же тоже видео, считается?

А. Туганбаев― Вот это вот и ответ.

А. Исрапилов― Я сейчас наброшу немножко, потому что как бы история такая, что… почему вот, например, развилось видео? Я директор по маркетингу, и тут у нас есть очень большие споры внутри, которые касаются того, что что такое в таких компаниях, как Одноклассники, или вообще интернет-проектах маркетинг? Кто лучший маркетолог: я как директор по маркетингу, у которого есть бюджет, или два разработчика, которые разрабатывают сервис видео, в который внедрили DASH/HLS, адаптивный стриминг, который подстраивается под ту скорость, которая есть на устройстве пользователя, и благодаря изменениям которого, этого разработчика видео выросло в три раза?

А если говорить о гифах, то тут вопрос такой, что если мы говорим о коротком видео и о каком-то смешном, о какой-то форме развлечения, то единственное отличие его от видео – это то, что нет звука.

М. Гуревич― Нет, я знаю с точки зрения пользователей единственное отличие. Я с ужасом просто воспринял новость, что анимашки будут приравнивать к видео. Потому что, значит, появятся прероллы, построллы и еще даунроллы. То есть, пока у нас единственно отличие, что мы спокойно включаем эти анимационные гифки и смотрим, выключаем, они нам не мешают, не шумят, да? А сейчас добавится сюда вся вот эта растущая… и надо не забывать, что один из моментов, которые развивают видео – это то, что реклама видео уже занимает треть от всей медиа-рекламы в интернете. Не от полного пирога, потому что контекст занимает порядка 80%, но вот 6 миллиардов рублей, если я не ошибаюсь, рублей, по итогам…

А. Исрапилов― По оценкам.

М. Гуревич― … да, будет именно видеореклама. И это еще пушит, то есть развивает вот эти видеопорталы, видеоразделы, ролики на Ютьюбе. Много рекламы, и теперь они появятся в анимашках, это будет просто ад нашей жизни.

А. Туганбаев― При том, что телек падает.

М. Гуревич― Слава богу.

А. Исрапилов― Прогноз по видеорекламе в интернете предсказывает, что рост будет в двухзначных цифрах по этому году. Ну, то есть, она еще продолжает очень активно расти.

М. Гуревич― 15%, если я не ошибаюсь.

А. Исрапилов― Да, оценки такие, что 15%.

М. Гуревич― То есть, это больше, чем в прошлом году, кстати.

А. Плющев― Я уже запутался в цифрах. Ты как? 
С. Оселедько― Я пытаюсь следить. Про монетизацию хотелось чуть позже поговорить.

М. Гуревич― А мы все анонсируем просто.

С. Оселедько― Давайте вернемся к контенту. Значит, UGC, все это здорово. А вот с лицензионным контентом… А еще меня, знаете, что интересует? Вот эти всякие стримеры, видеоблогеры, брендовые каналы на Ютьюбе – вот это что, это куда все движется? Что взорвалось-то? Котики-то были и раньше.

М. Гуревич― Знаете Катю Клэп? Такая видеоблогерша. Она тут недавно приезжала в Екатеринбург, и двадцать тысяч школьников осадили это здание, картина была маслом просто. На Ютьюбе выложен ролик, где они просто осаждают со всех сторон, люди в окна кричат «идите в школу, обратно уже возвращайтесь», а дети, которые хотят получить автограф своего кумира, хотят хоть как-то до нее дотронуться, прикоснуться. Ее же нету на ТВ, ее нету вообще в привычных нам медиа, есть только канал на Ютьюбе. И она, я так понимаю, сегодня популярнее многих…

С. Оселедько― Пугачевой.

А. Плющев― Это правда, и это не какое-то явление, для нас исключительно характерное. Более того, мы тут, как всегда, идем в фарватере. Потому что я вот сейчас был на фестивале South by Southwest, и самые большие очереди куда-либо, в какой-либо павильон – это вовсе не к какому-нибудь Самсунгу были, не к каким-нибудь кинозвездам – там и они были, поскольку там было и кино, и медиа, и все. Самые большие очереди из вот такого роста людей в основном – это вот были к видеоблогерам.

С. Оселедько― Я вот к этому и веду. То есть, мы собирались здесь понять, что взорвалось, да? Вот котики-то, они были, еще когда мы были молодые, котики уже были.

А. Туганбаев― Трансляции.

С. Оселедько― Во-первых, это какая-то аудитория…

(неразб.)

А. Исрапилов― Сейчас Аскар говорит про игровой стриминг. Когда мы говорим про понятия, близкие к киберспорту, и о том, что сейчас очень сильно развилось, я бы даже не сказал, что это развивается, это уже не тренд, это уже реальность новая.

С. Оселедько― Сейчас каждый подросток 13-летний мечтает стать стримером.

А. Туганбаев― Там потому что огромные гонорары. Я вижу, что вот сейчас призы идут миллионами.

А. Плющев― Мы немножечко скачем, мы не обсудили видеоблогеров, и сразу перешли к стримерам.

А. Исрапилов― Я бы назвал все же таки то, что эти понятия очень близки, потому что мы говорим про некий, наверное, социальный фактор все же таки. Потому что всегда контент был какой? Был UGC, это был пользовательский контент. Была дорогая лицензия, в которой известные кинозвезды или известные звезды ТВ-каналов и всего остальное. А те же видеоблогеры и те же стримеры – это люди из народа, скажем так, которые очень близки.

С. Оселедько― Топовые блогеры сейчас используют профессиональные какие-то конторы, которые им делают очень неплохую картинку, очень неплохой звук и очень неплохое все.

М. Гуревич― По поводу видеоблогеров буквально вот на днях мне Игорь Овчинников – я думаю, многие его знают – рассказал очень прекрасную историю. Он занимается стримингом спектаклей. И они стримили спектакль на какие-то, не знаю, десять кинотеатров. И пригласили ведущего какого-то с «Москвы 24», который просто как-то постоянно вел это дело, представлял. И у него был телефон, он постоянно почему-то на себя телефоном наводил, никак не могли понять, в чем дело.

С. Оселедько― Перископ.

М. Гуревич― В конце концов, главный их там админ говорит: а сколько нас смотрело? Ну, нас смотрело в десяти кинотеатрах, не знаю, три тысячи, четыре тысячи человек. Ага, а его смотрело двадцать. Вот это его ведение, которое он на себя телефончиком наводил… То есть, они все организовывали, рекламировали, люди пришли в кинотеатры смотреть все это дело. А он просто достал телефон, и его смотрело в четыре раза больше людей, чем вот всю эту организацию гигантскую. Так что, да, просто видеоблогеры, которые…

А. Плющев― Некоторая такая новая реальность.

М. Гуревич― Да.

А. Плющев― Поскольку видеоблогеры – еще это одна история, когда на подростковую аудиторию в основном. Другая история – это часто довольно случайные трансляции в Перископе, те, которые не занимаются этим постоянно люди, но время от времени транслируют. Или какие-то компании, которые делают это своей фишкой. У «Эха Москвы» сейчас есть видео.

М. Гуревич― Сейчас в Фейсбуке уже пошли эти трансляции.

А. Плющев― Ну, кстати, у вас же прямые трансляции тоже начинаются или начались уже.

А. Исрапилов― Сейчас, с точки зрения веба, все уже есть.

С. Оселедько― Прямые трансляции чего, простите?

А. Исрапилов― Там прямые трансляции всего чего угодно: из студии «Эха»… То есть, если есть группа в Одноклассниках, там есть функционал, который позволяет…

А. Плющев― А только для групп.

А. Исрапилов― Пока, на текущий момент для групп, пользовательский продукт мы будем запускать в течение ближайшего месяца.

А. Плющев― То есть, вы смотрите перспективно на это дело, пример Перископа вас вдохновляет.

А. Исрапилов― Ну, скажем так, у нас это по-своему развивалось, мы начали заниматься трансляциями еще в 2014 году.

М. Гуревич― ... еще лет семь назад, восемь назад…

А. Плющев― Это правда, много было: и smotri.com, и Рутьюб для отдельных пользователей тоже. Ну, здесь была перед Сетевизором трансляция на Рутьюбе, например, я сам делал, я привнес эту заразу сюда. Значит, дальше были и у этих самых… как же этот сервис-то назывался международный? Забыл, черт.

С. Оселедько― Chatroulette?

(смех)

А. Плющев― Вылетело из головы. Где стримили отдельные люди. Но настоящий вот прорыв, настоящий успех – это, конечно, Перископ. Почему?

М. Гуревич― Есть у Вуди Аллена в каком-то одном из последних фильмов, его супруга в фильме говорит: «You're just ahead of your time» («Ты просто опережаешь свое время»). Мы тогда вот делали этот стриминг, основным инструментом потребления информации был десктоп. Ну, то есть, уже ноутбук, но еще в основном все же компьютер, да? Сегодня это телефон. И, конечно же, когда потребление на телефоне и стриминг с телефона, это все становится куда более мобильным, простым. Ну, как такая импульсивная покупка, да? Вот я решил сейчас включить камеру, для того чтобы транслировать, а я решил включить телефон для того, чтобы на что-нибудь посмотреть. И это стало просто. И вот время пришло. И, соответственно, начался взрывной рост.

Это как у меня был в свое время, мы запускались – я привожу этот пример, вот когда мы говорим, опережение времени – мы там запускали социальную сеть, где можно было по номерам автомобилей связываться с каким-нибудь водителем автомобиля, да? Но у нас была идея – телефоны еще не были так развиты, как сегодня – что человек добежит до компьютера, вспомнит номер автомобиля и напишет этой блондинке, да? Сегодня просто время пришло.

С. Оселедько― А у меня все равно не сходится. То есть, время пришло, это у подростков, да?

М. Гуревич― У всех.

С. Оселедько: 13―25, которые сейчас стриминг, видеоблогинг и так далее. А в три раза больше у Одноклассников, у которых аудитория 35+ — что они там смотрят? Они открыли наконец для себя котиков что ли, я не понимаю.

А. Исрапилов― Вы сейчас про трансляции или вообще в целом?

С. Оселедько― Я не понимаю, откуда у вас столько видео. Потому что все феномены…

А. Исрапилов― Надо понять, что мы не только 35+, тут есть аспект того, что у нас есть огромное количество детей. У нас те же видеоблогеры, они представлены. Возможно, цифры не такие же, как у Ютьюба, но при этом это довольно большие цифры.

В качестве совмещения ответа и про трансляции, и про видео расскажу пример. Мы с 14-го года проводим, приглашаем звезд эстрады, скажем так, на чаты. То есть, это формат, наверное, ТВ-интервью, но при этом это интерактив. И были гости разные. И, безусловно, не знаю, на группу MBAND приходят дети, приходят подростки. А если мы приглашаем Стаса Михайлова, или мы приглашаем Сергея Светлакова – то приходят совсем разные люди. У нас как бы разные слои населения представлены, разные возрастные группы, и разные люди находят разного типа контент, который им интересен.

Здесь есть еще один интересный момент, по поводу развития вот Перископа, то, что вы рассказали, Михаил, есть история прекрасная. Была такая компания, она сейчас есть до сих пор – Meerkat. Если посмотреть на историю развития, то есть великолепный март 2015 года, когда планировалось, если я не ошибаюсь, на уровне слухов, партнерство между Meerkat и Твиттером. После чего Твиттер заблокировал Meerkat у себя, приобрел Перископ. И про Meerkat никто не знает, а продукт был выпущен раньше, чем Перископ. То есть, это к вопросу уже, наверное, про дистрибуцию, про деньги и про большие компании, скажем так, которые…

М. Гуревич― Про инвестиции, про правильных…

А. Исрапилов― Ну да. То есть, если мы сейчас говорим про трансляции, мы говорим про то, что, грубо говоря, их запустил Фейсбук, это есть история Периском плюс Твиттер, но там нет таких интересных маленьких игроков, скажем так, потому что за этот праздник кто-то должен платить.

А. Плющев― И так даже как-то все взяли паузу на обдумывание, мне кажется.

М. Гуревич― Я вообще хотел сказать, что не будет UGC, а будет только теле-контент. Я просто немножко анонсирую.

А. Туганбаев― Я не совсем это имел в виду, я имел в виду, что независимые онлайн-кинотеатры отомрут.

М. Гуревич― Типа Нетфликса, да?

А. Туганбаев― Нет, те, кто не производят контент, те, у кого нет своего контента, те, кто его только агрегируют, если только не соцсети, у которых уже есть аудитория – они, на мой взгляд, обречены.

С. Оселедько― Это вы сейчас про Амедиатеку, про IVI, да? 
А. Туганбаев― Megogo, да, и так далее, Tvzavr.

М. Гуревич― Сегодня вот в четыре утра… не сегодня, точнее, завтра начнется, да, вот «Игра престолов» — посмотрим, кто тут…

А. Туганбаев― Нет, IVI сообразили, они начали снимать сериалы. Дети – действительно очень важная аудитория. Потому что если ты занятой родитель, то ты ребенку сунул в руки телефон или планшет в машине или на кухне, и он смотрит-смотрит-смотрит. Мои смотрят канал, на котором родители покупают детям игрушки и распаковывают их, долго распаковывают, все пробуют, собирают. И вот каждый день они новые куклы, новые какие-то игрушки…

С. Оселедько― И можно не покупать потом, да? 
А. Туганбаев― И можно не покупать.

М. Гуревич― У меня тоже дочь смотрит эти подкасты.

А. Туганбаев― Их там сотни тысяч.

А. Плющев― Да, это одна из самых популярных штук сейчас.

А. Туганбаев― Смотрят, как они катаются с горки в аквапарке, как они поехали в Диснейленд. Причем я очень боялся, что дети будут кричать: купи-купи-купи! Ни разу, ни одного раза не было, чтобы он сказал: купи мне вот это.

М. Гуревич― А взрослым эти всякие ролики про еду, совершенно безумное количество.

А. Плющев― Сейчас об этом продолжим через две минуты. Я напомню, обсуждаем видеовзрыв в интернете. Если у вас есть какие-нибудь вопросы, связанные с видео, к нашим экспертам — +7-985-970-45-45, твиттер-аккаунт @vyzvon.

РЕКЛАМА 
А. Плющев― Продолжаем программу «Точку» про видеовзрыв в интернете. У нас Арсен Исрапилов, директор по маркетингу и развитию проекта «Одноклассники»; Михаил Гуревич из компании «101 СтартАп», он там директорствует; и Аскар Туганбаев, интернет-продюсер.

Давайте про форматы поговорим. Например, условно говоря, пожрут ли гифки нормальные видео? Или вот это прекрасное 30-секундное видео, которое сейчас ужасно популярно для Твиттера и прочих форматов. Или только что мы на рекламе затронули про коубы. Коубы – это короткое видео со звуком.

С. Оселедько― Зацикленное.

М. Гуревич― И это делает большую разницу. Я могу сказать, на fishki.net, где, собственно, «101 СтартАп», один из активов, который входит – там коубы популярнее анимашек. Вот коубы смотрят совершенно в каких-то бесконечных количествах, анимашки смотрят хуже. Хотя тоже много, но вот люди не так любят заходить на анимашки, подборки, как на коубы.

С. Оселедько― А еще некоторые динозавры, типа меня, смотрят полноценное видео на Smart TV четырехчасовое.

М. Гуревич― Smart TV – это вообще отдельная история. Дело в том, что Smart TV каждый год на Новый год растет чуть ли не на 30%, потому что самый распространенный подарок на Новый год…

С. Оселедько― Телевизор.

М. Гуревич― Телевизор, да. А там Smart TV. Соответственно, плюс наконец-то у нас начали рекламщики как-то оценивать Smart TV лучше. TNS вообще сейчас будет мерить вместе…

А. Туганбаев― Это очень важно на самом деле. Как только TNS начнет мерить…

А. Плющев― Вот заживем!

С. Оселедько― Что мерить?

М. Гуревич― Он будет мерить телевизионное и интернет-смотрение вместе. То есть, интернет-смотрение…

А. Туганбаев― Телека.

М. Гуревич― Да. Будет иметь значение с точки зрения общего объема просмотров. То есть, теперь интернет – это не просто добавочная такая блажь, а, в принципе, инструмент, где можно получить рост аудитории.

С. Оселедько― То есть, если ты смотришь Камеди Клаб в Ютьюбе, это будет ТНТ добавляться?

М. Гуревич― Конечно. И если раньше ТНТ было фиолетово, смотришь ты в интернете или нет, потому что деньги небольшие, по сравнению с рекламными бюджетами на телевидении, а геморроя много. То теперь и это имеет значение. Тем более теперь они будут говорить: да, действительно, аудитория же уходит в интернет – значит, там надо усиливать свое присутствие. Раньше они говорили: аудитория уходит в интернет, но она смотрит телевидение.

С. Оселедько― То есть, раньше как-то интернет и телек, они думали, кто кого обгонит. А теперь они слились в экстазе.

М. Гуревич― И теперь денег будет больше в интернете на видео. И это будет не только для мейджеров, не только для каналов, но и для UGC, и для Одноклассников…

А. Туганбаев― Для соцсетей это еще вопрос, я его уже поднимал. Сейчас, в настоящий момент для профессиональных телевизионных видеохостингов, большинство из них убыточные на самом деле. Им неинтересно распространять контент и разбрасывать его по партнерским сетям и так далее, потому что он не считается. Как только он начнет считаться TNS…

М. Гуревич― И Uber убыточный, да?..

С. Оселедько― Это вот вопрос, к которому я все хотел прийти: а там прибыльные-то есть? Вот вообще есть ли хоть один прибыльный телеканал, кроме ТНТ, к примеру?

А. Туганбаев― СТС, конечно.

С. Оселедько― СТС прибыльный?

А. Туганбаев― Открытая публичная компания, ну, до последнего времени…

М. Гуревич― Сейчас пройдет (неразб.), и все.

А. Туганбаев― Маржинальность 30…

С. Оселедько― Хорошо.

А. Исрапилов― Есть еще аспект, безусловно, того, что, помимо распространения контента для того же ТНТ или СТС с точки зрения заработка денег, есть же еще и классическая маркетинговая составляющая – рост популяризации, того, что они таким образом возвращают в телевизор людей. Это те же франшизы, в которые они вкладываются.

С. Оселедько― Это теле, хотя там прибыльных каналов можно по пальцам одной руки пересчитать. Но вот с интернет-порталами, там, по-моему, вообще до прибыльности – как до Лондона пешком.

М. Гуревич― Что ты называешь интернет-порталами? Рутьюб, например, да? Ну, Газпром Медиа – какая ему разница? 
С. Оселедько― Хорошо, а Амедиатека, IVI?

А. Туганбаев― IVI объявил, что вышли на ноль. Я не знаю, как…

А. Исрапилов― Мы потихонечку приходим к вопросу о том, кто платит за этот праздник.

С. Оселедько― Да! То есть, аудитория там, вы меня убедили, что аудитория появилась. Более того, вы говорите, что вот эти вот стримеры, пионеры вчерашние, они какие-то гигантские деньги гребут лопатой.

М. Гуревич― Нет, они гигантские аудитории гребут лопатой.

С. Оселедько― Вот эта вот Катя, про которую ты говорил, она еще и деньги гребет лопатой.

М. Гуревич― Это правда, но, опять же…

С. Оселедько― Откуда? 
М. Гуревич― … понимать, что стоимость просмотра в России раз в десять дешевле, чем стоимость просмотра в Америке. Поэтому она гребет, но рублевой зоной такой. То есть, в Америке такие видеоблогеры гребут, так сказать, в настоящей твердой валюте.

А. Туганбаев― За тысячу просмотров, по-моему, она получает, наверное, рубль, да?

М. Гуревич― А там полтора-два миллиона за неделю.

С. Оселедько― Откуда, а кто платит-то?

А. Туганбаев― Рекламодатели.

С. Оселедько― А, рекламодатели.

А. Исрапилов― На самом-то деле не совсем простой вопрос, потому что смотря с какой стороны смотреть. Если говорить про видеоблогера, то есть классическая партнерка у того же Ютьюба, не знаю, у Одноклассников, у ВКонтакте, есть история того, что, грубо говоря, они считаются уже как бы профессионалами, это заключаются договора, в которых есть разделение доходов от видеорекламы. То есть, грубо говоря, есть некий видеоблогер, перед его роликом открутилась видеореклама – значит, грубо говоря, с тысячи показов – вот классическая метрика CPM – идет разделение доходов. Насколько много там денег – это еще большой спорный вопрос. Потому что как бы есть история того, что обычно популярные видеоблогеры, они продают продакт-плейсмент так называемый, который мимо площадок пролетает. И он, собственно говоря, гораздо больше денег, нежели чем то, что получается с видеорекламы.

А есть вторая сторона. Если говорить про саму площадку, там тоже ведь есть интересный вопрос того, что кто за этот праздник платит. Потому что это каналы большие. Опять-таки, почему мы говорим, что большие игроки продолжают расти и доминировать, а мелкие игроки, может быть, и такого бурного роста у них нет? Потому что, ну, представьте, Одноклассники еще в прошлом году осенью были в пике полтора терабита в секунду. Ну, то есть, это же огромные затраты на обеспечение каналами и всего, а видео в этом всем, оно занимает подавляющую долю. Соответственно, это как бы история того, что, ну, как бы большие компании, у них у самих очень большие операционные затраты с точки зрения обеспечения своего видеосервиса…

М. Гуревич― Мне кажется, мы здесь немножко путаемся, кто игроки.

С. Оселедько― Давайте поймем, а сколько там всего денег-то?

М. Гуревич― Реклама? 6 миллиардов, по итогам…

С. Оселедько― Вот на все 6 миллиардов в год…

М. Гуревич― Реклама.

А. Исрапилов― Это только реклама. Потому что IVI заявляет о том, что у них растут очень сильно доходы от платной модели, от подписки – это совсем другие деньги.

М. Гуревич― Плюс, опять же, продакт-плейсмент, который есть везде, и, соответственно, он тоже вряд ли учитывается.

А. Туганбаев― Я бы хотел про игроков важную тенденцию отметить.

М. Гуревич― Каких игроков?

А. Туганбаев― Сейчас скажу, каких. Происходит смещение в цепочке распространения видео. Потому что роль каналов падает, и возникают монстры продакшена, такие, как Yellow, Black & White и Comedy Club Production, которые вскоре… им просто не нужны будут никакие телеканалы, они будут… тот, кто производит контент, тот и будет контролировать рынок. Причем тут одновременно решится еще и проблема с пиратством, потому что, так как весь контент станет интерактивным, то тот, кто контролирует точку доступа к интерактиву, кто контролирует обратную связь, тот