Валерия Гай Германика о семье, музыке и работе

1,568

Больше всего Валерия говорила о своем подходе к режиссуре и методах работы. Мы выяснили, что общего у профессии режиссера и космонавта, что могут дать Валерии современные режиссеры и почему она из раза в раз работает с одними и теми же актерами. Отвечая на вопросы пользователей Одноклассников, героиня интервью объяснила, почему ее считают злой, требовательной и боятся с ней работать. Впрочем, задать Германике немного личных вопросов у ведущей шоу Марии Рыбаковой тоже получилось – Валерия рассказала, почему дала экзотические номера дочерям, куда ее старшая дочь Октавия тратит гонорары со съемок и что не так с городом Омском. 

О первом опыте съемок:
Я была беременна, и у меня не было выбора. Все в моей жизни происходит от безысходности. Эта была первая стоящая работа, которая подвернулась в моей жизни

О поведении на съемочной площадке:
Я заказываю 200 человек массовки на следущий день, а они мне 180 привозят и думают, что я не замечу. А потом стоят и говорят «форс мажор», я говорю — нет. У многих так прокатывает, особенно в потоке. А у меня не прокатывает. Я говорю везите еще 20, не будем снимать, потому что вы накосячили. А потом слух обо мне идет нехороший, и люди боятся ко мне идти работать. Хотят халтурить, а я не разрешаю. Я считаю, что если я заказала 200 человек массовки, это не очень требовательно. Это нормально. А в наше время кажется, что это очень требовательно, и сразу ты злая.

О выборе и работе с одними и теми же актерами:
Мне просто так удобно. Зачем мне что-то выбирать? Я люблю когда меньше выбора. Вот, например, приезжаешь на фестиваль — там один кинотеатр и к нему одна дорога. И я буду туда ходить. А когда тут кинотеатр и тут, и три дороги, я не могу. Мне очень сложно, я буду в отеле сидеть. С Агнией (Кузнецовой) пошло и хорошо, я знаю, что от нее ожидать. А нового кого-то надо пробовать, испытывать. 

О профессии:
Раньше режиссер была элитарная, закрытая профессия. Туда было сложно попасть, как в космонавты. И я так к ней отношусь, я серьезно отношусь. Режиссер, настоящий режиссер, выходит на работу как на войну. Никогда для серьезного режиссера не было легкого времени. 

О современных режиссерах:
Вы видели современных режиссеров? Что мы можем дать друг другу? Ничего! Мы на разных ветках какого-то трухлявого дуба сидим. К кому мне прислушиваться? Я глас вопиющего в пустыне в своей профессии. Мне говорят, что со мной никто работать не хочет. Да они врут мне специально — это с ними никто не хочет работать.  

О сериале «Школа»:
Это художественное произведение, оно не документальное. Вы представляете, если бы я все это пережила, что бы со мной было. Игровое кино не претендует на реальность. Оно просто так сделано было качественно, по заказу «Первого канала». И люди, не привыкшие к высокому искусству на телевидении, поверили в реальность. Это как «Прибытие поезда». Синематограф начинался с документального кино, а потом людям показали «Прибытие поезда», и они были не готовы к таком виду искусства и подумали, что поезд на них едет и начали разбегаться. Со мной произошло то же самое. Я не хотела работать зеркалом. Но искусство вскрывает прыщи общества. Когда оно высоко, оно работает как лакмусовая бумажка. Эмоции может вызывать только вещь искусная, поэтому она называется искусством.  

О музыке:
Музыка, бывает, дает вдохновение. Я вот только одну песню сейчас слушала — «Твои глаза» Лободы, а так я ничего не слушаю. Мне понравилась эта песня. Я подумала, что это шансон какой-то, а оказалось, что это популярная музыка.  

Об именах дочерей: 
Это все вопросы праздные. Из серии «почему Володька сбрил усы?» и «Где находится нофелет?». Мне просто нравится. Если бы я дочь назвала Баррикадой, я бы вложила великий революционный смысл в акт называния дочери. Или Вилена, как раньше называли советских детей. А я просто назвала, потому что нравится. Имя Северина я придумала лет за шесть до рождения. Октавию я еще не видела, когда придумала это имя — она была у меня в животе.

О желаниях старшей дочери:
Она у меня не снималась в кино, потому что я давно не снимала кино. Она  снимется в клипах, каких-то роликах. У нее и гонорар есть. Последний свой гонорар она отдала на украшение храма цветами на Благовещение. Все свои деньги. Мы вместе приняли это решение. 

Об Омске: 
Вы знаете, что город Омск построен на болотах, и это болотное сознание определяет бытие. Мне кажется, что а Омске может быть все, у меня бывший муж из Омска.

Больше подробностей в записи шоу. Эфир шоу на «Москве-24» пройдет в субботу в 22.30, повтор показа - в воскресенье в 18:30. А теперь фотографии:

slider