Как скрестить телеканал и соцсеть. Проект «Москвы-24» и Одноклассников и «ОК на связи»

130

Е. Афанасьева― Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

Те, кто смотрит нас по сетевизору, видят, что я сижу в такой маечке с надписью «ОК на связи», это мне вот подарок подарили, взятку дали. Это логотип программы, которая начала свое вещание в соцсети Одноклассники, поэтому о’кей, «ОК на связи», и уже год, да? Чуть меньше?

М. Рыбакова― Больше.

Е. Афанасьева― Больше даже и уже сезон отработала вместе с каналом Москва 24, и вот об этом пути из интернета в телевидение, может или не может, вообще у нас в жизни все напоминает сейчас известный фильм «Москва слезам не верит», когда все доказывают, что не будет ничего, одно телевидение, а сейчас все доказывают, что ничего не будет, одни социальные сети. Вот узнаем, есть ли жизнь у телевидения с социальными сетями, без социальных сетей. Говорить мы будем с авторами этого проекта, с людьми, которые его придумали и делают. Кирилл Егоров, креативный продюсер проекта «ОК на связи».

К. Егоров― Здравствуйте.

Е. Афанасьева― Здравствуйте. Мария Рыбакова, ведущая телеканала Москва 24, ведущая проекта. Здравствуйте, Мария.

М. Рыбакова― Добрый вечер.

Е. Афанасьева― И Анастасия Жбанова, директор по медиакоммуникациям Mail.ru Group. Здравствуйте.

А. Жбанова― Здравствуйте.

Е. Афанасьева― То есть, куда входят Одноклассники. Уважаемые наши слушатели, +7-985-970-45-45 наш смс-номер, вы можете задавать вопросы, реплики, комментарии, и, кроме того, есть еще проекты у Одноклассников телевизионные, о которых мы поговорим сегодня. Итак, кто решил перевести формат социальных сетей в телевизор?

К. Егоров― Изначально решение было принято, наверное, Одноклассниками самими. Точнее, не так. Наверное, Настя здесь лучше расскажет про историю, как подошли к этапу, когда появилось.

Е. Афанасьева― Тогда подождите, давайте спросим вот что. Сейчас социальные сети, интернет все чаще показывают, что может жить без телевидения, и когда ваш проект запустился, я знаю, что собирали очень большие просмотры. Сколько были просмотры без телевидения, сколько зрителей, Анастасия?

А. Жбанова― Максимум у нас было – Нюша певица – 3 миллиона.

Е. Афанасьева― Это одномоментно или всего?..

К. Егоров― За час эфира.

Е. Афанасьева― Это без потом повторных просмотров?

К. Егоров― С досмотрами получилось больше еще.

Е. Афанасьева― Час эфира – 3 миллиона пришли поклонников Нюши.

К. Егоров― Это был первый такой ощутимый рекорд.

Е. Афанасьева― И это, в общем, Маша, вопрос, наверное, к телевизионному человеку, это совершенно сопоставимо с рейтингами телевизионными – 3 миллиона одномоментных просмотров.

М. Рыбакова― Смотря с какого канала, скажем так, рейтингами. Если говорить о Москве 24, то, наверное, мне сейчас будет сложно оперировать цифрами и миллионами.

Е. Афанасьева― У нас-то в основном все в процентах.

М. Рыбакова― Да, в долях – 0,7; 0,8; 0,3; 0,4 и так далее. Поэтому с точки зрения миллионов я, конечно, не могу сказать, сколько смотрели, но объективно в digital, наверное, цифры повыше, чем то, что происходит на телеке.

Е. Афанасьева― У вас в проекте?

М. Рыбакова― Да, я имею в виду, и не знаю, можно ли поставить знак равно, но в принципе мне кажется, что Москва 24 изначально не ставила какой-то глобальной цели сделать на этом проекте цифру высокую. Москва 24 – это все-таки формат новостей, и там всегда самые высокие доли у околоновостных каких-то – «Московский патруль», все что связано со спецрепом, в данном случае «ОК на связи» — это такое позитивное интервью.

Е. Афанасьева― Для тех, кто не слышал, расскажите, что же это все-таки за проект, потому что, может быть, не все наши слушатели смотрят Москву 24 ваш проект, и может быть, не все – предположу страшное – сидят в Одноклассниках.

М. Рыбакова― Нет, вы ошибаетесь…

М. Рыбакова― С момента работы там сидят все.

К. Егоров― Да, Настя начнет с предыстории, как мы пришли к моменту, когда стали думать над проектом.

Е. Афанасьева― Анастасия Жбанова, директор по медиакоммуникациям Mail.ru Group.

А. Жбанова― Да, и по совместительству директор по коммуникациям Одноклассников. У нас на самом деле проект произошел примерно два года назад, я даже скажу, больше. Изначально это был формат видеочатов, когда мы впервые решили посадить звездного гостя перед пользователями, пользователи задавали вопросы, гости отвечали. Первый раз была «Дискотека Авария». Но во всяком случае в тот момент мы поняли, что людям нравится это, и через какой-то промежуток времени решили, что нужно это делать уже как-то не так кустарно, не просто перед камерой, а делать более профессионально, потому что люди смотрят, аудитория есть, и вот год назад мы решили сделать это в собственной студии с профессиональными камерами. Мы шли к этому достаточно долго, потому что у нас были попытки разные, например, к нам приходили Ксения Собчак и Наталья Синдеева, это был первый такой полупрофессиональный формат, когда, с одной стороны, были вопросы от пользователей, но не было еще сценария, но уже были камеры, свет и уже цифры, конечно, с точки зрения аудитории были побольше. А потом позвали мы Кирилла, позвали авторов, создалась прекрасная команда, и мы решили это делать в таком, может быть, чуть-чуть телевизионном варианте, но с таким форматом социальной сети в том числе.

К. Егоров― Да, с добавлением всего. То есть, мы сделали более профессиональное ток-шоу, полностью заскриптованное.

Е. Афанасьева― Заскриптованное – переведем для слушателей – это со сценарием. Тогда наши слушатели скажут: а как же сценарий? К вам приходит живой человек, вы что, заставляете его говорить по сценарию, тем более звезду?

К. Егоров― По сценарию у нас работает ведущий, естественно. Тут скорее заскриптованное в том плане, что если посмотреть там первые вот эти, про которые Настя сказала, сидения звезд перед ноутбуком, там была проблема в том, что вопросы были очень разноплановые, и звезда отвечала на то, что увидела в чате и прочее. Мы внесли немного логику во все это, то есть, мы вопросы многие собираем заранее, то есть, мы объявляем за неделю о том, что к нам приходит кто-то, собираем эти вопросы, и просто с точки зрения сценария…

Е. Афанасьева― Вот вопрос, вы придумали этот проект, вы его запустили именно в социальные сети. Чем это отличается от того, что вот сейчас нас видят по сетевизору, это эфир из радиостудии, вы можете помахать ручкой – нас видят на сайте «Эха». Чем это отличается от того, что некоторое время назад я и известная Кириллу Наташа Нелупенко, тоже человек, пришедший с «Эха Москвы», занимались интернет-развитием Первого канала, и были онлайн-конференции, которые транслировались на сайте канала, точно так же пользователи задавали вопросы. Чем эфир социальной сети отличается от онлайн-конференции, которая где-либо в интернете транслируется.

А. Жбанова― Я, наверное, начну, а ты, Кирилл, продолжишь. Я не зря добавила о том, что как раз то, что показывают по сетевизору, можно, например, увидеть в Одноклассниках в том числе, причем в социальной сети есть огромное количество эфиров, в том числе телевизионных, которые можно посмотреть.

Е. Афанасьева― Не будем обсуждать вопрос, всегда ли легальный эфир.

А. Жбанова― Всегда легальный.

Е. Афанасьева― Всегда? То есть, Одноклассники не пускают пиратов?

А. Жбанова― Не пускают. 

Е. Афанасьева― Понятно. Это радует.

А. Жбанова― Это правда, на самом деле по «Эхо Москвы» это тот эфир, тот сигнал, который вы нам даете, а мы его транслируем, потому что мы в первую очередь площадка, которая контент не производит. То есть, мы его показываем, и как раз «ОК на связи» в этом смысле довольно уникальный проект, потому что мы по сути продюсируем этот контент, мы в какой-то момент поняли, что нравится нашей аудитории, и решили попробовать предлагать аудитории то, что мы сами умеем делать лучше всего.

Е. Афанасьева― Задавать вопросы.

А. Жбанова― Вопросы задавать – это конференция, про которую вы как раз говорите.

Е. Афанасьева― А что еще?

К. Егоров― Во-первых, это не только вопросы. Во-вторых, это не только вопросы. И в-третьих, это не только вопросы. Мы стараемся делать просто более качественный продукт в том плане, что мы не только общаемся со звездой просто вопрос-ответ, вопрос-ответ, мы строим интересную беседу, мы добавляем какие-то по возможности игры, мы добавляем игры с аудиторией. То есть, если в момент общения у нас в онлайн начинает сыпаться то, что, друзья, нам не интересно то, о чем вы разговариваете, мы хотим про другое, мы можем поменять. То есть, мы достаточно гибкие в этом плане. Мы можем играть с аудиторией, у нас есть множество способов, когда мы с аудиторией вместе по ходу эфира что-то сочиняли, что-то разыгрывали, то есть, это добавляет очень мобильности на самом деле.

Е. Афанасьева― Я напомню еще раз наш смс-номер +7-985-970-45-45. Владимир из Петербурга, который подписывается как оленевод из Австралии, пишет: «Добрый вечер, телевидение все-таки никуда не исчезнет, так как загрузка в интернете не очень качественная, да и трансляция часто прерывается. Сужу по трансляциям Кубка Конфедерации, смотрю за городом пятьсот километров от Петербурга». Но наверное не только качество сигнала, есть люди, которые смотрят с Wi-Fi, иногда даже 3G, качество может быть не хуже, чем эфирное.

К. Егоров― 15 лет назад люди через модем…

Е. Афанасьева― Вы, наверное, Кирилл, и не помните, как люди дозванивались по модему.

К. Егоров― Нет, почему, я тоже час качал одну серию Масяни…

Е. Афанасьева― Так это очень много качал, тут, извините, просто передать что-то из дома, текст какой-то написанный, не то что видео…

К. Егоров― Мне кажется, здесь больше вопрос не в качестве интернета, а в качестве контента. Вот здесь об этом речь.

Е. Афанасьева― Скажите, как изменился ваш контент с момента, когда Москва 24 включилась в этот проект? Насколько герои соцсети Одноклассники отличаются от героев в Москве 24. Маша, ведущая Москвы 24 Мария Рыбакова, вы, глядя на тех, кто интересен аудитории соцсети, ваш канал делал какие-то замечания или предложения? Вот этого наши смотреть не будут, а вот лучше позовите того-то…

М. Рыбакова― Мне кажется, мы всегда в каком-то тандеме изначально, в формате диалога, мы неплохо пытаемся поженить все это время интернет и телевидение. И давайте смотреть правде в глаза, телеканал Москва 24 все-таки канал нишевый, и за некоторыми героями нам приходится долго и упорно с точки зрения телевизионного продюсирования гоняться и пытаться их к себе зазвать…

Е. Афанасьева― У вас очень приличные звезды для нишевого канала.

М. Рыбакова― Я согласна. Я могу сказать, что достучаться, например, до Леонида Парфенова посредством телеканала Москва 24, был бы немного более длинным этот путь, чем…

Е. Афанасьева― … через соцсеть Одноклассники Парфенова быстрее, чем через телеканал?..

М. Рыбакова― В данном случае мне кажется, что общий язык нашли быстрее. Это мое опять же мнение. Плюс ко всем прочему, я почему сказала о позитивном интервью, мы вот, кстати, спорили, вот о столкновении телевидения и интернета. Я всегда говорю о том, что ну надо как-то копаться, цепляться, выдирать из человека какую-то свежую информацию, информповод искать даже в интервью.

Е. Афанасьева― (неразб.)

М. Рыбакова― Да.

К. Егоров― Надо его максимально расслабить, и он сам нам все расскажет.

Е. Афанасьева― Это два подхода.

К. Егоров― Да.

Е. Афанасьева― Подход из соцсети и подход…

К. Егоров― Мы его принесли с собой, но со временем научились, нашли золотую середину.

Е. Афанасьева― Я напоминаю, что мы говорим о проекте «ОК на связи», те кто смотрит по сетевизору, даже видят логотип на… как это называется?

К. Егоров― Это бомбер. Такой только у вас и у Робби Уильямса.

Е. Афанасьева― Я буду гордиться тем, что у меня бомбер как у Робби Уильямса. Про Робби Уильямса вы еще расскажете.

Проект какое-то время жил только у вас в социальной сети, то есть это было интервью только для интернета. Еще до того, как подключилась Москва 24. Какие вы для себя выводы сделали, чем интернет-интервью, которое одновременно смотрят и реагируют ваши пользователи, отличается от классического телевизионного интервью?

К. Егоров― Первоначально подход, то есть, мы заметили, что практически все наши гости, когда приходят к нам, они с меньшим количеством нервов приходят на это интервью.

Е. Афанасьева― То есть, они расслабленнее?

К. Егоров― Да.

Е. Афанасьева― Они не понимают, что 3 миллиона смотрят?

К. Егоров― Да, 3 миллиона, интернет, и понятно, что прямой эфир, ты можешь оговориться. Но я с самого первого эфира ловил себя на том, что гости по сравнению с телевизионными какими-то интервью, чувствуют себя чуть-чуть расслабленнее. Вот психологически другое получается. То есть, они готовы и больше сказать…

Е. Афанасьева― Маша, вы тоже замечаете это, когда ведете интервью только для телевидения, или которое идет в Одноклассниках?

М. Рыбакова― Все равно телевидение, может быть, это как-то внутренне уже воспитано в нашем человеке. 

Е. Афанасьева― В нашем поколении. Вот те, кто сейчас рожден с горшками с айпадами, думаю, уже не будет…

К. Егоров― Не будет пиетета такого.

М. Рыбакова― Да. Я буду говорить за себя. С каким-то трепетом, особенной ответственностью. А интернет – он же все равно чуть-чуть больше свободы дает, и мне кажется, сейчас популярное любое видео и блогеры почему сейчас так поднимаются, им же в принципе прощают весь непрофессионализм, какую-то, я не знаю, дрожащую руку, оговорку – мы видим их как людей. И гость, он почему-то, приходя к нам, он ассоциирует это в первую очередь с чем-то похожим на блог. Он себя раскованнее чувствует, он не боится быть смешным, он не боится оговориться, какую-то глупость произнести.

К. Егоров― Все-таки есть вторая составляющая этой истории. Все-таки помимо того, что их расслабляет интернет, и есть в голове какой-то триггер, что здесь можно чуть больше и прочее, мне кажется, здесь важна еще и команда. Потому что я, например, это был момент важный с переездом на Москву 24, я уже очень долго…

Е. Афанасьева― То есть, вы уже как Шнур: когда переехал, не помню.

К. Егоров― Нет, я помню. Потому что я, допустим, администратора нашего, который отвечает за гостей, очень долго его учил называть наших зрителей, которые приходят на эфир, зрителями, а не массовкой. Мы очень по-теплому встречаем наших звезд.

Е. Афанасьева― Кирилл, вы работали на «Вечернем Урганте», там тоже не массовка, там записывались. Мы вернемся к этому разговору через несколько минут. Сейчас будет выпуск новостей на «Эхо Москвы», и мы продолжим разговор о проекте «ОК на связи».

Е. Афанасьева― Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева, и говорим мы о том, как скрестить интернет и телесеть, интернет и телевизор. Говорим на примере проекта «ОК на связи», проект, который принадлежит и придуман соцсетью Одноклассники, первое время существовал только в социальной сети, там собирая по 3 миллиона одномоментных просмотров, и вот теперь живет вместе с каналом Москва 24.

Здесь люди, которые этот проект придумали и делают. Это Анастасия Жбанова, директор по медиакоммуникациям Mail.ru Group и самой социальной сети Одноклассники, Кирилл Егоров, креативный продюсер проекта «ОК на связи» и Мария Рыбакова, ведущая телеканала Москва 24 и этого проекта.

+7-985-970-45-45, наш смс-номер, пожалуйста, ваши вопросы, реплики, комментарии.

Аня пишет: «Вот лета нет, я все выходные дома с соплями. Хорошо, что есть «Эхо» и интернет». Есть смски про то, что телевизор не смотрю, но «Эхо» слушаю с интересом. Про футбольные трансляции пишет Джесси Дентон – но все, кто хочет футбол, уже настроен на футбол, кто же будет сейчас радио слушать. Тем более, все комментаторы и болельщики, думаю, сейчас в Петербурге, поговорим после.

«Насколько могу судить по сыну и его друзьям и подругам, они телевизор не смотрят, а в соцсетях сидят прочно, особенно ВКонтакте». Для вас это большая проблема, то, что более молодая аудитория чаще называет главной соцсетью ВКонтакте, а не Одноклассники? Настя.

А. Жбанова― Проблемой я бы это не назвала, на самом деле очень здорово, что – вы, наверное, знаете, что в Mail.ru Group есть две социальных сети крупнейших в России – и ВКонтакте, и Одноклассники.

Е. Афанасьева― То есть, Mail.ru Group теперь монополист на этом рынке?

А. Жбанова― Давно уже. Но в России точно, потому что две крупнейшие социальные сети – это, конечно, ВКонтакте и Одноклассники. Я бы не сказала, что есть разделение четкое по аудитории, есть большее ядро именно молодой аудитории ВКонтакте, Одноклассники 25-35, но я бы сказала, что аудитория различается по именно паттерну, что делает она в социальной сети. Потому что в Одноклассниках такой паттерн, очень развлекательный, поэтому мы и стали делать развлекательную программу.

Е. Афанасьева― То есть, поэтому вы придумали «ОК на связи» для Одноклассников, условно говоря, а не для ВКонтакте.

А. Жбанова― Мы придумывали изначально для Одноклассников, потому что хотелось в первую очередь подчеркнуть возможности видео в тот момент, потому что видео очень развивалось быстро, и Одноклассники – одна из крупнейших сейчас видеоплатформ именно в интернете в России, ну и потом, были некоторые имиджевые моменты, которые очень хотелось исправить именно программой «ОК на связи», может быть, для этого мы и сделали еще один новый бренд, это у вас сейчас есть логотип совершенно нового бренда.

Е. Афанасьева― Да, вот я покажу, порекламирую. Без денег – а то сейчас нам скажут, что «Эхо Москвы» тут берет какие-то деньги.

К. Егоров― Это просто подарок.

Е. Афанасьева― Ну знаете, у нас все могут подумать. Какое-то время назад, когда более-менее такие социальные и технические условия позволили не качать модемом страшно долго, а смотреть видео легко достаточно большому количеству пользователей, тут, что называется, пользовательский контент, как… забыла…

К. Егоров― UGC, user generated content.

Е. Афанасьева― Да. Он преобладал над контентом профессиональным, но, насколько я понимаю, это достаточно быстро закончилось, потому что все-таки все пользователи соцсетей выросли с хорошими телевизорами с хорошим разрешением и с хорошим качеством картинки и хотели уже смотреть все-таки видео, где не дергается камера, где хотя бы видно хорошо лица и все. Это мое наблюдение с точки зрения телевизионного человека. С точки зрения вашей как людей, работающих в соцсетях, так ли это, действительно ли пользователи хотят профессионального контента видео сейчас?

А. Жбанова― Я отвечу по цифрам. То, как по факту сейчас происходит, 80% видеоконтента в Одноклассниках – это UGC, то есть, это тот контент, который делают сами пользователи. Примерно 10% — это контент полупрофессиональный, то есть, это блогеры, видеоблогеры, это нельзя еще назвать телевидением, но это блогеры, которые делают уже несколько другой контент. Ну и примерно 10% — это все остальное, это телевидение, которое сейчас вещает через социальную сеть, это как раз различные шоу, которые мы запускаем.

Е. Афанасьева― Но при этом если сравнивать число просмотров, то наибольшее будет все равно у более профессионального видео. Или я ошибаюсь?

М. Рыбакова― Вы, кстати, ошибаетесь, потому что вы телевизионный человек, избалованный телевизионный. Я тоже все время об этом думаю, что вот телевизионного зрителя вот таким UGC не купишь, не будет смотреть он это. А ему хочется чистого хорошего правильного эфира, это мое мнение. А соцсети это прощают.

Е. Афанасьева― А ваш зритель, он в интернете вас смотрит активно, Москву 24? Или все-таки союз с Одноклассниками понадобился для того, чтобы расшириться в сторону интернета, к телевизионному каналу классическому?

М. Рыбакова― Насколько мне известно, скорее смотрят или нет, мне, наверное, сложно сказать по цифрам, это скорее вопросы к генпродюсерам и всем, кто отвечает за доли, и, наверное, к тем, кто отвечает за интернет-платформу, мне немножко сложно судить, я не совсем погружена в вопрос, поэтому не отвечу, наверное, точно. Но что касается вот этой коллаборации нашей в положительном смысле слова я имею в виду, мне кажется, что какая-то свежая аудитория на канал тоже приходит именно оттуда, из интернета. То есть, такой приятный правильный обмен.

К. Егоров― Бартер.

Е. Афанасьева― Пользователи соцсети вдруг понимают, что еще есть канал Москва 24.

М. Рыбакова― Да, потому что, наверное, те, кто смотрит Москву 24, им не нужно объяснять, что есть Одноклассники.

К. Егоров― Больше всего удивляются люди, которые смотрят нас во Владивостоке, за Уралом. В принципе, это для них удивление.

Е. Афанасьева― Ну да, канал-то московский.

К. Егоров― А все-таки у нас вещание, которое вот в четверг наш прямой часовой эфир, он идет на всех пользователей.

Е. Афанасьева― Кирилл Егоров, креативный продюсер проекта «ОК на связи». Кирилл, а есть ли цифры, а где же все-таки больше вас смотрят? Вот эти миллионы, о которых вы говорите в соцсети, или те зрители, которые есть на канале?

К. Егоров― Логично, мне кажется, что, естественно, в интернете у нас доля больше получается, потому что охват больше, количество зрителей.

М. Рыбакова― Сложно мерить.

Е. Афанасьева― Если бы Москва 24 был каналом, вещающим на всю территорию страны…

К. Егоров― Тогда бы сравнялись. То есть, мне кажется, что та цифра, которую мы получаем, это же смотрят и, во-первых, не только в России, это у Одноклассников пользователей во многих странах мира, и мы даже это в комментариях к нашим программам видим, что нас смотрят не только в России на территории, если бы канал Москва 24 вещал на всей территории России…

Е. Афанасьева― И по всему миру.

М. Рыбакова― Неплохо было бы, я думаю.

Е. Афанасьева― Я напоминаю, говорим мы о том, как скрестить соцсеть и телеканал, говорим на примере проекта «ОК на связи». Кирилл Егоров, креативный продюсер; Анастасия Жбанова, директор по медиакоммуникациям Mail.ru Group и соцсети Одноклассники и Мария Рыбакова, ведущая телеканала Москва 24 и этого проекта.

Вы тут люди все молодые, для вас уже, наверное, найти то время, когда жили без интернета, а в интернете не было видео, уже, наверное, плохо помните. А я человек постарше, я вспоминаю историю, когда – было это, наверное, в самом начале 2000-х, вот еще модемы у многих те самые упомянутые были, а компания «Авторское телевидение» получила небольшой грант, насколько я помню, от «Открытой России» Михаила Ходорковского тогда, делать именно вещание в интернете, проект в интернете, и в Казачьем переулке в здании ATV, которого сейчас уже тоже не существует, но многие его помнят, для телевизионщиков культовое было место, в каком-то буквально закутке стояли две камеры и вещали, по очереди эфиры вели и Анна Политковская, и Сергей Корзун, один из основателей «Эха Москвы», и мне доводилось вести эти эфиры. И тогда, я помню, что первые разы пользователи 20-30 человек, которые смотрели – это было много. Да. Но, во-первых, таких возможностей не было. Вот как прошел этот путь почти за 17 лет.

К. Егоров― Вот такая эволюция.

Е. Афанасьева― Тогда себе и представить, конечно, что у интернета будет больше пользователей, чем у телевидения, было сложновато. С чем я поздравляю и интернет, и телевидение, потому что они могут жить вместе, а не спорить, кто кого победит.

К. Егоров― Ну да, это главный вопрос: когда интернет убьет телевизор?

Е. Афанасьева― Да. Опять вернемся к тому самому «Москва слезам не верит», когда в первой серии оператор доказывает, что не будет ничего, кроме телевидения, и героиня Алентовой говорит: ладно театр, но кино? А во второй серии ее дочка говорит: ну ладно кино, но театр? Так что… 

К. Егоров― Интернет – это еще один способ распространения контента, еще один поток, скажем так. То есть, и телевидение, мне кажется, останется, и интернет. Но в интернете последнее время растет именно акцент на качество этого контента.

Е. Афанасьева― Как говорит генеральный директор Первого канала Константин Эрнст, что телевидение – это не ящик в углу с кнопкой на пульте, это контентная команда. А получает ли его бабушка по классическому телевизору, мама с папой на свой компьютер, а молодой человек может смотреть с мобильного устройства, это уже не столь важно, важно, чтобы можно было найти каждому.

К. Егоров― Если это будет слабый контент, слабое наполнение, то никто это не будет ни там, ни там смотреть.

Е. Афанасьева― Еще раз напомню — +7-985-970-45-45. Алексей спрашивает: «А как связаться с редактором программы по поводу приглашения гостя в ОК?» Видите, у вас уже гости в очередь выстраиваются.

К. Егоров― Ищите нас в Одноклассниках.

А. Жбанова― Мне кажется, что я даже знаю, кто это. Да, ищите в Одноклассниках.

Е. Афанасьева― Понятно. Есть ли у вас очередь в программу?

К. Егоров― Есть.

Е. Афанасьева― Расскажите, кто ваши гости для тех, кто вас не видел, кто эти люди? Мне уже сказали, что вот то, что у меня на плечах…

К. Егоров― Этим мы закончим рассказ. Гости у нас абсолютно разные, я считаю, это большая победа, что мы не делаем акцентов в какую-то одну сторону, то есть, начнем с того, что руководитель этой замечательной радиостанции был у нас в гостях.

Е. Афанасьева― Я смотрела внимательно, как Алексей Алексеевич был у вас в гостях.

К. Егоров― А за эфир до этого у нас был Тимати.

Е. Афанасьева― И Нюша.

К. Егоров― И Нюша была.

Е. Афанасьева― Как Алексей Алексеевич тогда писал, что в первый раз ему было сложно понять, что у Нюши намного больше просмотров.

К. Егоров― Тот же упомянутый Константин Львович Эрнст, Познер… давайте так, я все-таки не ведущий…

Е. Афанасьева― Маша, может, какие вы эфиры вели? Я знаю, что лично вы, с кем эфиры вели?

М. Рыбакова― Для меня, конечно, сбылась пара профессиональных желаний, потому что я пообщалась с Леонидом Парфеновым. Для меня это было вообще что-то… плюс, да каждый гость, он какой-то особенный. Я, вы знаете, всегда перед эфиром, я готовлюсь, я смотрю, анализирую, думаю, потому что все равно с каждым человеком нужно найти вот эту позитивную волну, расслабить его, чтобы ему тоже было комфортно, потому что не все же ходят на эфиры каждый день или каждую неделю. И мне очень импонирует, что у нас настолько разношерстная эта история. У нас был, например, Егор Крид – молодое поколение знает, кто это, а потом у нас был Леонид Парфенов, а через какое-то время у нас был Сергей Безруков, а потом у нас была певица Нюша…

К. Егоров― В этом, кстати, преимущество такого проекта в том плане, что мы можем позвать любого гостя и, скажем так, за счет инструментов той же социальной сети нужная аудитория узнает про этого гостя. Был, допустим, футболист Денис Глушаков, чемпион России, капитан «Спартака».

Е. Афанасьева― В этот момент к вам приходят ваши пользователи, интересующиеся футболом…

К. Егоров― Была Вера Брежнева – тоже более мужская аудитория.

А. Жбанова― Почему для нас важно было изначально абсолютно разные герои, для нас важно было подчеркнуть в первую очередь, что Одноклассники – это как раз очень-очень разная аудитория, мы в этом смысле, кстати говоря, похожи, может быть, на Первый канал, потому что Первый канал могут смотреть как дети, так и женщины-домохозяйки, и…

Е. Афанасьева― Канал для всех…

А. Жбанова― Это абсолютно так.

К. Егоров― Проект тоже для всех.

Е. Афанасьева― Тогда вопрос от Владимира из Ростовской области, который совершенно традиционен для программ, когда к нам приходят телевизионные люди: а будет ли свободный доступ на ваш канал лидеров оппозиции, например, Навального? Как у вас с политиками?

А. Жбанова― Мы ни разу не звали политиков.

Е. Афанасьева― Это принципиально?

А. Жбанова― Да, потому что мы в первую очередь развлекательная соцсеть и развлекательное шоу. Поэтому у нас формат видео открыт для всех, и площадка открыта для всех.

Е. Афанасьева― То есть, когда перед выборами выстроится очередь тех, кто хочет сказать что-то своим пользователям, а после успехов Трампа будут, я думаю, следующие выборы активнее использовать социальные сети, то вы скажете «нет»?

А. Жбанова― Мы не скажем «нет». Дело в том, что, я вам не зря сказала, что социальная сеть – это в первую очередь площадка, и у нас абсолютно нет никакой цензуры, и любой может прийти и выразить свое мнение через видео, через live-трансляцию совершенно свободно. Но дело в том, что «ОК на связи» — это развлекательная программа, она в таком оптимистичном диалоге с теми людьми, кто обычно нравится людям, и они специально, как вот телевизор включают в 7 часов вечера, так же и Одноклассники включают.

К. Егоров― У нас задача другая.

Е. Афанасьева― Да. Не могу не спросить, моменты, когда телеканал стал вашим партнером, качество программы, я беру именно составляющие такие – видео, звук, картинка – как-то менялись? Студия?

К. Егоров― У нас появился кран. Появилась красивая студия.

М. Рыбакова― Весь прямой эфир идет на телеканале Москва 24. Люди готовы, все что стримится в соцсеть, это реальный эфир часовой, который происходит в стенах Москвы 24.

Е. Афанасьева― А до этого вы где снимали?

К. Егоров― Мы были кочующими такими. У нас, наверное, первые десять эфиров прошли в офисе Mail.ru, прямо на 23-м этаже мы снимали, на свободном этаже. Когда после эфира с Тимати нам сказали: друзья, это немного мешает работе, потому что Тимати выступал с полной выкладкой, то есть, у нас стояла его звуковая аппаратура, и басы пробивали примерно этажа до 10-го, мы начали искать какое-то другое место. Какое-то время мы снимали на Амедиа, в 18-м, по-моему, павильоне. Какое-то время мы снимали на студии (неразб.) рядом с Останкино. То есть, мы такие кочующие ребята были. Мы снимали в приемной Константина Львовича.

Е. Афанасьева― Я знаю, что когда у вас был Эрнст, Максимов к выходу фильма «Викинг», перекрывали.

К. Егоров― Андрей Кравчук еще был.

Е. Афанасьева― Да, Андрей Кравчук, режиссер, я видела вас с аппаратурой, и это был, по-моему, редкий выездной случай.

М. Рыбакова― На Матч-ТВ мы еще снимали.

К. Егоров― Кстати, да, у Тины у нас интервью было.

Е. Афанасьева― И вот теперь, как я понимаю, вы хотите закончить этот сезон тоже?..

К. Егоров― Мы его уже закончили, эфир уже был. Нет, у нас был эфир выездной замечательный с Нюшей на Воробьевых горах, то есть, красивый вид…

М. Рыбакова― Да. Это 3 миллиона с лишним.

К. Егоров― До этого самый сложный наш эфир – это Киркоров, потому что мы снимали его в Кремле.

Е. Афанасьева― По безопасности?

К. Егоров― Да. Он был сложный по согласованию, да.

Е. Афанасьева― Насколько я знаю, что неоднократно упомянутый Машей Леонид Парфенов тоже делает проекты, здесь это пару недель назад рассказывал Алексей Пивоваров, главный редактор канала RTVi о том, что проект «Намедни в караоке» Леонида Парфенова, он вышел, он тоже с соцсетью Одноклассники, да, Настя, расскажите пару слов о нем. Я думаю, мы обязательно позовем и Леонида поговорить. 

А. Жбанова― Это проект, который был придуман, и он делается RTVi, ребята из RTVi наслышаны были о том, что делают Одноклассники в плане видео, за что им большое спасибо. Они пришли сами, предложили сделать такой проект совместно. Еще и потому что у RTVi довольно интересная аудитория, они ведь заточены не только…

Е. Афанасьева― Это в основном аудитория ру<