Денис Шведов о сотрудниках ДПС, фильме «Жизнь впереди» и работе гидом в музее

282

Вчера в гости к шоу «ОК на связи!» пришел талантливый актер Денис Шведов, звезда фильмов «Жить» и «Майор», сериала «Мажор» и театральной постановки «Берег утопии» в РАМТ.

В прямом эфире Денис ответил на вопросы пользователей Одноклассников, рассказал о новом фильме «Жизнь впереди», перевоплощениях, любви к театру и сериалам и интересном опыте работы гидом в музее. Также актер поделился подробностями о съемках короткометражного фильма в Томске, деньги на который организаторы собирали с помощью краудфандинга. И рассказал, как попал в профессию актера и поступил в Щепкинское училище.

Больше подробностей — в записи шоу. Повтор шоу можно посмотреть на телеканале «Москва-24» в субботу в 22:30 и в воскресенье в 16:30.

О любви к сериалам 

Я бы назвал их многосерийными фильмами. Когда прицел сместился на то, чтобы в итоге сделать нечто похожее на кино, в итоге все остались в выигрыше: и мы, актеры, и зритель. Кино — это долго. Обычно снимается одна-две, редко три или четыре сцены. Куча дублей. А я лентяй, хочется всё побыстрее. И к тому же сериал заставляет тебя схватывать моментально, быть более продуктивным. 

Об отношениях к сотрудникам ДПС

Было жуткое однажды искушение. Мы снимали второй сезон «Мажора» и собрались всей съемочной группой поужинать. И едем в маленьком таком микроавтобусе, нас останавливают. А мы поехали прямо в костюмах! У нас, получается, у всех удостоверения: я, по-моему, старший лейтенант. И мы едем, нас останавливает отряд ДПС и пытается «пошмонать»: что у нас есть запретного. И начали, к сожалению, превышать полномочия. Очень хотелось достать корочки, сказать какие-то слова, воспользоваться положением, но сдержались, потому что наказание было бы суровым.

О съемках фильма «Жизнь впереди»

Как это нечасто бывает, одноклассники решили встретиться. Поводом послужила смерть самого незаметного и тихого ученика. Физрук решает нас собрать, чтобы и увидеться, и поминки устроить. И это четыре новеллы о том, как люди едут на эту встречу. То, как они добираются, что с ними происходит во время этого путешествия, — это самое любопытное в этом фильме. 

Съемки проходили легко и весело. Собственно, мы все вместе встретились только один раз, как раз на поминках. А так мы с Артуром Смоляниновым давно дружим: вместе путешествовали, дрались, выпивали и так далее.

Есть ли что-то общее с персонажем из «Жизнь впереди»

У меня был такой период в школе, когда к самой красивой девочке в классе я пытался подойти с каким-то вполне безобидным поводом, а она так на меня посмотрела — типа, ты кто такой вообще? Было обидно.

Про короткометражный фильм на основе краудфандинга

Большое спасибо надо сказать Жене Гаврилину: это человек, который всё организовал. В Томске нет никакого кино, там вообще ничего нет: никакой инфраструктуры, камер и профессионалов, но есть желание. И они обратились ко мне, попросили сыграть. Провели конкурс сценариев, выбрали лучший. Потом через Женю Гаврилина мы нашли средства, сняли фильм, и я надеюсь, что как-то сдвинем с мертвой точки кинопроизводство в Томске.

Про короткий метр 

Появилось новое поколение молодых режиссеров, которые делают просто фантастические вещи. Есть несколько фестивалей короткометражного кино. Один в Ленинграде, называется «Короче», а другой — Кинотавр. В этом году был сумасшедший короткий метр, я смотрел все фильмы. Для молодых режиссеров это шанс заявить о себе, показать, что ты можешь. 

О самой сложной роли в театре

Сложнее всего было играть Трусливого Льва (спектакль «Волшебник изумрудного города» в РАМТ — прим.). У меня такой водолазный костюм был шерстяной, хвост, грива — это минимум два килограмма минус за спектакль. Я просто выжимал костюм потом. Один из самых сложных физически спектаклей. А позвали меня туда так. Позвонили перед Новым годом, сказали, что актер, который должен был играть, сломал ногу, и на эту роль выбрали меня. Дали текст. А спектакль был уже 2 января.

slider

О «Береге Утопии» 

Мы сейчас играем иногда даже чуть больше 10 часов, когда соскучимся по спектаклю. Великий драматург Том Стоппард написал так, что эта история оставляет зрителя в зале. Все думали, что люди будут уходить, но нет! Полный зал остаётся в конце на каждом спектакле. Я там исполняю роль Бакунина, родоначальника анархизма. В спектакле задействована почти вся труппа, более 70 человек.

Как входит в роль 

У меня есть целый ритуал. Если я буду думать о том, что мне играть весь спектакль, и попытаюсь запомнить все эти гигабайты текста, то сойду с ума. Поэтому я сосредотачиваюсь на первой сцене, первой фразе, а потом спектакль меня подхватывает, и я играю. Выхожу в конце уже без голоса, отдираю бороду, усы и так далее и обязательно после спектакля еду куда-то, чтобы просто одному посидеть, помолчать. Это не значит, что я выхожу откуда-то или перевоплощаюсь обратно в себя, нет. Просто мне нужно выдохнуть это невероятное напряжение, которое было накоплено за весь спектакль.

О новой пьесе «Косметика врага» 

Мой второй спектакль — такой антрепризный, «Косметика врага» Амели Нотомб. Константин Райкин и Николай Козак играли в этом спектакле замечательном. Где-то к весне мы его выпустим.

Про поступление в Щепкинское училище

Меня с успехом выгнали из института туризма, в который я пошел, чтобы не ходить в армию. У меня есть товарищ Саша Серов, из театральной семьи, учился на первом курсе ГИТИСа. Для нас это было каким-то космосом. Человек из театрального — это как? И мы стали задавать ему вопросы. Благодаря ему я впервые понял, что учиться может быть интересно. Он сказал мне: «Послушай, пойдем к моему отцу, он тебя посмотрит, скажет, что тебе надо выучить». Я пошел, он мне что-то посоветовал, я с грехом пополам это выучил, приехал в училище в 6 утра, замерз. А начиналось всё в 12. Мне казалось, будет огромная очередь, поэтому я приехал на первом троллейбусе. К 12 часам мне уже ничего не хотелось, никакого поступления. И, видимо, эта моя усталость и измотанность повлияли на то, как я прочел. Это было произведение Вячеслава Яковлевича Шишкова «Кикимора». Я закончил читать, и тут мне говорят: «Всё, приноси документы, ты поступил». Я был в шоке.

Про работу гидом в музее 

Это невероятный опыт. Музей русского импрессионизма — великолепный! Ощущение, что попадаешь в Европу. По тому, как это сделано, какие там технологии — это космическое здание. Они обратились ко мне и сказали, что приглашают артистов, которые потом ведут экскурсии. И показали мне картины одной художницы-импрессионистки: они уничтожили мое сознание абсолютно. Я влюбился. Потом они дали мне материал для подготовки, и когда флер этот прошел, я посмотрел и понял, что это какой-то ужас. Сложнее роли у меня не было. Даже «Берег утопии» я готов играть еще два раза подряд, даже три, только больше не быть экскурсоводом. Это караул. Я же не знаю всех тонкостей, почему этот цвет с этим, что он выражает, почему так. Я понял, что спасусь только тем, что найду про каждую картину какую-то жизненную историю. Слава богу, эта художница встречалась с невероятно харизматичными людьми, и историй там хватало. И это меня спасло. Но я обещаю, что обязательно еще раз приду и проведу экскурсию.

slider